+7 (499) 702 03 07 Режим работы c 10.00 до 20.30
Записаться

Какашки это Важно! К какашкам надо относиться с пониманием и уважением!

Зачем с детьми говорить о какашках?

Знакома вам ситуация, когда взрослому человеку сложно произвести дефекацию вне дома и приходится терпеть? Многие испытывают психологические сложности в поезде, самолёте и прочее.

И мало кто понимает, что эти проблемы родом из детства.
Ведь табуированность какашечной темы в нашем обществе известна всем, но что это влияет на формирование тревоги быть уличенными в том, что сходили в туалет никто не осознаёт.

И мало кто знает, к чему приводит замалчивание дефекации: у большинства отсутствуют знания, о чем сигнализирует цвет и консистенция кала, а многие боятся обратиться к врачу с проблемами прямой кишки.

И именно родителям надо свободно говорить с детьми об этой теме и ни в коем случае не стыдить их за неуспех в освоении туалетным навыком.

Дети примерно с 3-х лет начинают активно интересоваться содержимым горшка. А с 3-5 лет проходят и стадию туалетного юмора. Ведь назвать кого-то «какашкой» самое смешное для них.

И большинство книг о какашках рассчитаны именно на этот возраст.

Книги в помощь родителям.

Подобрала для вас наиболее удачные книги.
📍 «Маленький крот, который хотел знать, кто наделал ему на голову» (Хольцварт Вернер), издательство «Мелик-Пашаев»
Отличная книга, смешной сюжет, а ещё- это детектив.
📍«Маленькая книжка о какашках» Пернилла Стальфельт)
Смешная книга о том, что даже короли и заезды делают ЭТО. Здесь как раз и о цвете, и о форме
📍«Все какают» Таро Гоми
Много картинок, интересный текст. Детки узнают, что все живые существа какают. И каждый в своём стиле. Актуальна для малышей, переходящих от подгузников к горшку.
📍«Приключения Какашки» Анна Сучкова
Главная героиня книги пытается понять, откуда она появилась и что за мир вокруг. (Редкая уже книга😟)
📍«Горшок для меня»(Карен Кац)
Книга про приучение к горшку. как малыш учится пользоваться горшком и у него это получается!
📍«Где какашки?» (Джули Маркес, Сьюзан Кэтлин Гартунг)
Эта книга рассказывает детям о том, что у каждой какашки есть свое место: у обезьян – в тропических лесах, у тигров – в джунглях, а у людей – в унитазе.
📍«Больно, когда я какаю! История для детей, которые боятся пользоваться горшком» (Говард Дж Беннетт)
Про мальчика, который боится какать, потому что это больно.

Сразу предупреждаю, книг российских авторов практически нет. Большую часть книг, представленных в посте, можно заказать на Амазоне.
Про крота есть ещё мультик. И по японской книге тоже есть мультик.

Видео о какашках:

Детям очень нравятся веселая музыка и исполнение мультфильма. Российских мультфильмов очень мало.

Если вам не удалось приобрести бумажную версию «Крота», то послушайте эту книжку в исполнении Мария Аромштам в проекте «Папмамбук»

Японская песенка о какашках с русским подстрочным переводом. Захватывающее зрелище, держит до конца развязки!

Корейская песня-мультфильм с какающими героями мультика Минифорс, на русском языке. Шок-контент!

Медведева Наталья Александровна - клинический психолог, детский психолог, нейропсихолог.
Медведева Наталья-клинический психолог, детский психолог, нейропсихолог.

Почему психологи играют?

Потому что существует недирективная игровая терапия, которая основана на использовании естественных механизмов детской игры. Это один из немногих методов, подтвержденных многолетними исследованиями, который дает значительные результаты психокоррекции и психологической поддержки.

Игра — это язык ребенка, а игрушки — его слова.

Взрослые умеют выражать свои чувства и переживания в разговоре, но ребенку это трудно, а в случаях задержки речевого развития – вообще невозможно.

В процессе игровой терапии нет ничего, что напоминало бы лечение или обучение.

Ребенку предлагается поиграть с игрушками или воспользоваться в игровой форме такими материалами, как песок, глина, краски, карандаши, пластилин — выбор по его собственному желанию.

Фантазируя, ребенок выражает свое эмоциональное состояние, проецирует свое состояние на игру, освобождается от деструктивных аффектов:

  • обиды,
  • страха,
  • гнева,
  • агрессия,
  • тревоги,
  • разочарования.

Вы говорите, что можете играть дома. Но!

Особую роль в процессе работы играют взаимоотношения между психологом и ребенком, поэтому это направление также  носит название терапией отношений.

Основными задачами профессионала психолога в этом случае являются создание условий для того, чтобы ребенок свободно выражал и проявлял свои чувства и потребности, своевременно и точно отражал их в общении.

Все инициативы и проявления маленького пациента, которые не вредят ему, психологу и оборудованию игровой комнаты, принимаются и разделяются специалистом.

Полное принятие ребенка психологически специалистом создает атмосферу, в которой можно выражать как положительные, позитивные, так и отрицательные, негативные эмоции.
В результате ребенок освобождается от сильных эмоций и переживаний и усваивает для себя модель «правильного» выражения сильного аффекта.

Психологический запор — как понять, что пора к психологу?

У детей запор — явление нередкое, возникающее часто в раннем возрасте в связи с приучением к горшку или как следствие физиологического запора.

Ближе к трем годам количество таких детей резко возрастает.

По данным исследований, психологические сложности с дефекацией свойственны дошкольникам в возрасте от 2–5 лет, причем у большинства (каждого десятого) из них запор переходит в хроническую форму.

Трудности с испражнением могут появиться в результате негативного опыта, т. е. когда испытав боль или дискомфорт во время этого процесса, малыш опасается повторения ситуации.

Страх перед процедурой опорожнения кишечника приводит к спазмам, задержке стула и затвердению каловых масс.

В результате акт дефекации снова вызывает дискомфорт, и ребенок попадает в замкнутый круг.

Дошкольники 3–5 лет также могут иногда страдать нейрогенным запором (при дискомфорте, связанном с поступлением в садик, госпитализацией в медучреждение, сменой места жительства или другой эмоциональной нагрузкой).

В незнакомых условиях, в том числе и в поездке в отпуск, они стараются сдерживать позывы к дефекации, а потом каловые массы уплотняются и присоединяется физиологическая составляющая.

При попытке освободить кишечник малыш ощущает боль, что ведет к устойчивому страху перед дефекацией.

Психологический запор у ребенка 1,5-2 лет часто возникает в период приучения к горшку.

Иногда проблема со страхом похода в туалет появляется на почве применения неправильных методов воспитания, когда родители могут сильно поругать ребенка, который не попросился на горшок и «сходил в туалет» в штанишки.

Как результат, малыш может прийти к неправильному выводу, связав гнев родителей не с выпачканными штанами, а с самой процедурой дефекации.

Разумеется, теперь ребенок, чтобы не расстраивать родителей, будет до последнего терпеть.

Работа с такими малышами строится комплексно: педиатр, гастроэнтеролог, психолог.

Психологический запор у ребенка: как помочь

Запоры – как у взрослых, так и у детей – традиционно относятся к «деликатным» темам, которые не принято обсуждать на людях.

Человек, так или иначе столкнувшийся с такой проблемой, предпочитает решать ее самостоятельно, полагаясь на широко рекламируемые лекарственные средства. И это – большая ошибка.

По статистике, от запоров страдают до половины людей всех возрастов. И в огромном количестве случаев (по некоторым оценкам, более 80%) их проблема вызвана прежде всего психологическими причинами, устранить которые невозможно с помощью слабительных препаратов и без общения с психологом. Так или иначе, но эту «деликатную» тему обязательно придется обсудить.

ПЕРВОЕ И ГЛАВНОЕ, ЧТО СЛЕДУЕТ УЯСНИТЬ, — ЭТО ТО, ЧТО В ОСНОВЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗАПОРОВ И У ВЗРОСЛЫХ, И У ДЕТЕЙ ЛЕЖИТ СТРАХ.

Однако причины страхов у людей разного возраста несколько различны.

РАССМОТРИМ НАИБОЛЕЕ ХАРАКТЕРНЫЕ СТРАХИ У ДЕТЕЙ.

Самые маленькие, только начинающие приучаться к горшку, могут быть напуганы реакцией родителей на «неудачные» попытки освоить этот новый навык. Например, если малыш не дотерпел и испачкал штанишки. К сожалению, многие родители могут начать ругать его за это, демонстрировать, насколько неприятно им постоянно стирать испорченное белье и т.п.

Сталкиваясь с подобным отношением к себе, ребенок будет испытывать чувство вины, непосредственно связанное с позывами к опорожнению. Если эта связь станет прочной, малыш будет стремиться избежать ее повторения и станет сдерживаться изо всех сил. Результатом явится запор со всеми его негативными последствиями. 

Причиной запора может стать также страх «сделать это» в новом, незнакомом месте, в непривычной обстановке, в присутствии незнакомых людей: например, в детском садике, в школе, в летнем лагере.

ОДНОЙ ИЗ НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫХ ПРИЧИН ЗАПОРОВ МОЖНО СЧИТАТЬ СТРАХ ДИСКОМФОРТА И БОЛИ, КОТОРЫЕ ВОЗНИКАЛИ В РЕЗУЛЬТАТЕ НЕПРАВИЛЬНОГО ПИТАНИЯ.

Не секрет, что современные дети и подростки едят и пьют далеко не самые полезные продукты, причем вне какого бы то ни было режима. Фаст-фуд, бутерброды, чипсы, сладкие батончики в сочетании со сладкими газированными напитками, — все это само по себе можно считать гарантией возникновения проблем с пищеварением, включая запоры.

Столкнувшись с этой проблемой, испытав при дефекации множество неприятных ощущений, ребенок будет бояться их повторения. Результат – наложение психологических факторов на физиологические…

СЛЕДУЕТ УПОМЯНУТЬ И ЕЩЕ ОБ ОДНОЙ ПРИЧИНЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЗАПОРОВ У ШКОЛЬНИКОВ, ОСОБЕННО – СТАРШЕКЛАССНИКОВ. ЭТО – ЭКЗАМЕНЫ.

Психологические нагрузки, стрессы и страхи, вызванные экзаменами могут спровоцировать множество серьезных проблем, в том числе и в работе пищеварительной системы, одна из которых – длительные и мучительные запоры.

Нет необходимости долго рассуждать о том, что запоры, тем более хронические, способны в прямом смысле слова отравить жизнь человеку, сделать ее невыносимой. Как с физиологической, так и с психологической точек зрения.

КАК ИСПРАВИТЬ СИТУАЦИЮ?

Во-первых, если вы видите, что ваш ребенок (сколько бы лет ему ни было) испытывает трудности при посещении туалета, постарайтесь понять, выяснить, в чем дело. Что он ест и пьет, как регулярно, чего он стесняется, опасается.

Конечно же, никогда не помешает обратиться к врачу, чтобы удостовериться в отсутствии заболеваний желудочно-кишечного тракта. Если таковых нет, то скорее всего, проблема вызвана психологическими причинами, возможно – в сочетании с неправильны питанием и образом жизни ребенка.

УДЕЛИТЕ ПОВЫШЕННОЕ ВНИМАНИЕ ЭТИМ ДВУМ ПОСЛЕДНИМ ПОЗИЦИЯМ: ОБРАЗУ ЖИЗНИ И ПИТАНИЮ.

Установите нормальный режим приема пищи. Сделайте все от вас зависящее, чтобы исключить из рациона ребенка фаст-фуд и сладкую газировку (тем более – энергетики). Обеспечьте регулярное потребление овощей и фруктов, горячих супов, простой воды. Это позволит минимизировать риски возникновения запоров, вызванных не психологическими причинами.

Что касается чисто психологических запоров, то наиболее правильным решением будет обращение к детскому или подростковому психологу. Специалисту зачастую проще, нежели родителям, выяснить глубинные корни детских страхов, и специалисты могут точнее и эффективнее подобрать методы их преодоления.

В качестве примера можно привести специально разработанные игры с пластилином. С одной стороны, они позволяют доходчиво объяснить ребенку строение и функции пищеварительной системы, естественность, нормальность и необходимость регулярного посещения туалета. Это снимет с темы ненужные «табу», развеет излишнюю стеснительность ребенка, так часто мешающую регулярной работе кишечника.

В то же время работа с пластилином, по мнению психологов, оказывает успокаивающее действие на нервную систему. Она поможет ребенку расслабиться, отвлечься от засевших в его голове страхов, забыть их.

Помимо этой методики существует еще множество достаточно простых приемов, с помощью которых можно добиться положительных результатов. В любом случае квалифицированная консультация специалиста по детской и подростковой психологии поможет вам правильно и тактично выстроить общение с вашим ребенком по этой столь деликатной теме, избежать ошибок, которые могут только усугубить ситуацию.

Подростковые проблемы

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ, ПОЖАЛУЙ, ОДНА ИЗ НАИБОЛЕЕ ПОПУЛЯРНЫХ ТЕМ В СРЕДЕ РОДИТЕЛЕЙ, ПЕДАГОГОВ, ПОЛИЦИИ, ПСИХОЛОГОВ…

Они постоянно и весьма активно обсуждаются, причем это происходит, в том числе, и потому что сами родители и взрослые вообще еще отлично помнят, каково было им и какие неприятности доставляли они своим «предкам», когда сами прощались с детством и переходили во взрослую жизнь.

Не будем повторять общие места о том, что происходит с физиологией и психикой человека в этот критический, переходный период. Мол, он уже не…, но еще и не… С одной стороны, он…, а с другой стороны – напротив…

Лучше давайте посмотрим, с какими реальными, действительными проблемами сталкиваются наши с вами взрослеющие дети сегодня. Это поможет нам осознать, насколько большая ответственность лежит прежде всего на нас, (уже) взрослых людях.

Главная задача, которая возникает перед ними и которая носит абсолютно практический характер – выбор жизненного пути, профессии. От них требуется определить свою специализацию, а затем – ВУЗ, в который они будут поступать. Еще совсем недавно никаких серьезных решений они не принимали, все за них решали родители, — а тут в одночасье оказывается, что самое главное решение, от которого зависит их будущая жизнь, должно быть принято ими.

На этом фоне происходит кардинальная перестройка ценностных ориентиров. Мечты о будущем уступают место расчетам. На место рассуждений о том, что «все работы хороши», приходят мысли о том, что доступно и перспективно. Романтические представления о будущем борются с рациональными.

В качестве «судьбоносного рубежа» выступают экзамены, тот самый пресловутый ЕГЭ. Он совершенно однозначно видится как опасность, угроза, неотвратимо надвигающаяся. Вокруг нее нагорожено такое количество страшилок, мифов, скандалов, строжайших правил, что хладнокровно к этому испытанию относиться невозможно ни ученикам, ни педагогам, ни родителям.

В этих условиях на плечи подростка вдруг падает огромная, непривычная и вряд ли посильная для него ответственность. Со всех сторон ему твердят о том, что цена его ошибок – испорченная жизнь, разбитые надежды родителей.

Неуклонно усиливается внешнее давление, ужесточаются требования. Учителя, родители, — взрослые требуют от подростка: «Давай, соберись, выучи, не расслабляйся!» Сверстники требуют внимания к себе, постоянно лезут со своими разговорами, мнениями, впечатлениями.

Нарастает поток информации, которую должен усвоить подросток. Тут и учебный материал, и дополнительные занятия, и общение в соцсетях, новые книги, фильмы. И над всем этим работает сознание: фильтрует, классифицирует, сопоставляет с уже имеющимся опытом, формирует новые образы.

Вряд ли мы сильно погрешим против истины, если по степени психологического напряжение мы сравним ситуацию современного подростка с работой оператора какой-нибудь опасной установки, например, АЭС. С этим сложно справиться даже взрослому, более опытному человеку.

А теперь наложите это на специфические проблемы, которые испытывает каждый подросток: гормональная перестройка, которая расшатывает психику, ведет к изменениям во внешнем виде, делает подростка неуверенным в себе, особенно уязвимым. Покидая детство, он пытается найти новые ориентиры, новые авторитеты. К нему приходят новые желания – любить и быть любимым, быть самостоятельным, «взрослым». Все это совершенно ново, незнакомо, пугающе. И абсолютно нет опыта, нет ни малейшего представления, что и как с этим делать.

Вывод один: подростки остро нуждаются в поддержке. Во-первых, им нужно, чтобы кто-то их выслушал: потребность выговориться, рассказать о том, что происходит, сильна как никогда. А вдруг это происходит только со мной, и я какой-то «неправильный»? Или и другие это переживают, переживали? Как это было у них?

Казалось бы, с этими вопросами и сомнениями проще всего обратиться к родителям. Но родители не всегда подходят: они вечно заняты, а главное – они сами не вышли из роли родителей «маленького мальчика» или «маленькой девочки», не всегда в состоянии увидеть в родном ребенке – не ребенка, а нового человека, порой незнакомого и не всегда приятного в общении.

Во-вторых, нужно, чтобы их не «учили жить», но в то же время объяснили, как поступать в каждой конкретной ситуации: на экзамене, в общении с новыми знакомыми, с представителем противоположного пола. Подросток – уже не ребенок, он полагает, что знает, что ему делать, то есть, какого результата он хочет достичь. Но ему позарез нужно знать, как именно это делается. Вместо целей он хочет получить в руки инструменты. Родители и тут не слишком хорошие помощники…

В-третьих, им очень нужны практические навыки управления собой, своим настроением, своими эмоциями и силами, своим временем. Их нужно научить методам расслабления и концентрации внимания, переключения на новые виды деятельности и усвоения больших массивов разнообразной информации.

Освоить все это, получить необходимые «инструменты» и техники самоконтроля, релаксации, эффективного усвоения информации возможно с помощью специалистов психологов. Обращение к ним позволит значительно облегчить процессы подготовки ваших детей к экзаменам, даст им дополнительные возможности к тому, чтобы справляться с интеллектуальными, психологическими и эмоциональными перегрузками.

Общение с психологами наверняка будет полезным и для родителей: ведь им приходится не многим легче. Наладить взаимопонимание и доверительные отношения с взрослеющими детьми, избежать никому не нужных разрушительных конфликтов, сохранять спокойствие и уравновешенность, — все это также необходимо родителям. Поэтому не откладывайте визит к нам!

Зарядка для мозга — non stop!

Наверное, нет необходимости долго рассуждать и специально доказывать, что мозг — важнейший орган человеческого организма, от работы которого напрямую зависит функционирование практически всех систем, обеспечивающих жизнь каждого из нас.

В частности, мозг отвечает за обработку всей информации, которая поступает к нему от органов чувств, ее хранение, классификацию, а также — за ее переработку и превращение либо в новое знание, либо — в команды, руководящие нашими действиями.

Для того, чтобы эффективно выполнять эти функции, мозг должен обладать определенными навыками. Конечно, основы, некие «первичные алгоритмы» восприятия, хранения, обработки информации заложены в него генетически. Однако такого базового уровня недостаточно, чтобы обеспечивать биологическое выживание человека, не говоря уже о его нормальном развитии и жизни в обществе.

Это означает, что мозгу требуется развитие тех способностей, что в него заложены природой. В этот процесс развития — или обучения — наш мозг попадает в первых минут жизни. Наиболее активно и интенсивно обучение проходит в детстве и юности, когда мозгом усваивается большая часть информации о внешнем мире, когда он осваивает навыки работы с этой информацией.

По мере того, как человек становится самостоятельным — то есть научается корректно работать с поступающей информацией, адекватно и в нужном объеме ее воспринимать, оценивать, запоминать, принимать на ее основании решения, — процессы обучения, развития мозга утрачивают интенсивность. Действительно, если достигнутого уровня достаточно для самостоятельного нормального существования — зачем нужно что-то еще, нечто избыточное?

Вопрос не праздный. Вспомните Шерлока Холмса, который утверждал, что в его мозгу есть только то, что нужно непосредственно для его работы, а все остальное, что не может ему пригодиться «для дела», не заслуживает места на «полочках» его сознания. С этой точки зрения, например, его совершенно не интересовало, круглая ли Земля, или плоская… (Заметим в скобках, что великий сыщик немного лукавил: он очень любил музыку и не только сам играл на скрипке, но и разбирался в классике, с охотой посещал оперу.)

Но был ли прав герой Конан Дойля в своем строго, жестко утилитарном подходе к знаниям и к работе мозга? Действительно ли человеку, в принципе, достаточно лишь того, что необходимо ему для выживания — биологического, социального, профессионального — а все, что сверх того — ненужная чепуха?

Возможно, суждения Холмса были справедливы для Англии XIX века: тогда каждый человек, освоив какую-нибудь профессию, мог быть уверен, что она не изменится в течение всей его жизни. Юрист или портной, моряк или инженер, сыщик или врач, — все эти профессии оставались неизменными с технологической точки зрения десятилетиями, если не столетиями. Можно было совершенствоваться в каждой из них, но никакой потребности в чем-то совершенно новом не возникало.

Мы живем в совершенно иную эпоху — эпоху постоянных перемен. Можно даже сказать, что перемены — это единственное, в чем можно быть уверенным: каждый год несет с собой нечто новое, что требует от каждого из нас умения понимать суть перемен и приспосабливаться к ним «в режиме реального времени». Сегодня это непременное условие выживания, а тем более — успеха.

Именно поэтому постоянная тренировка мозга, поддержание и развитие его навыков усвоения и переработки все новой и новой информации, принятия быстрых и оригинальных решений являются настоятельным требованием времени.

Существует огромное количество методик и специальных упражнений, с помощью которых можно развивать мозг, совершенствовать свой мыслительный, аналитический, стратегический аппарат. Найти их несложно, но относиться к ним следует с осмотрительностью.

ДЕЛО В ТОМ, ЧТО КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК, КАЖДЫЙ МОЗГ УНИКАЛЕН. КТО-ТО ОБЛАДАЕТ МАТЕМАТИЧЕСКИМ, ЛОГИЧЕСКИМ СКЛАДОМ УМА, КТО-ТО БОЛЕЕ ПОДВЕРЖЕН ЭМОЦИЯМ.

Большое значение имеют и присущие нам биологические ритмы: одни наиболее активны утром («жаворонки»), другие — в вечерние часы («совы»). Характер работы, загруженность домашними заботами, обстоятельства личной жизни, — на каждого из нас влияет бесконечное число факторов, определяющих и конкретные возможности, и действительно реальные потребности в том, что касается тренировок для мозга.

Поэтому лучше всего за консультацией обратиться к профессионалам, которые помогут вам подобрать оптимальный комплекс упражнений, учитывающий ваши психологические и иные особенности, подскажут, как добиться наибольшего эффекта и не навредить себе. Совсем как в случае с физическими, спортивными тренировками.

Но это не значит, что нельзя ничего добиться самостоятельно. Отнюдь нет: каждый из нас может — и должен — постоянно заниматься поддержанием своего мозга в активном, работоспособном состоянии, в готовности к освоению нового. Рецепты просты и общеизвестны.

БОЛЬШЕ ЧИТАЙТЕ!

Читайте классику, прозу и стихи. Это научит вас понимать чужой язык, чужие мысли, причем выраженные красивым, грамотным языком. Это крайне важно, поскольку логика языка, наряду с математической логикой, — основа логического мышления. Если вы научитесь понимать тексты Л.Толстого, Ф.Достоевского, поэзию М.Лермонтова, А.Блока, — вы не просто откроете для себя новые миры; вы вооружите свой мозг новыми логическими построениями, новыми ассоциациями, которые обязательно сослужат вам добрую службу.

Чтение — один из путей приобщения к культуре. Если вы дополните его регулярными походами в театр, кино, на художественные выставки, вы еще больше расширите свой кругозор, дадите больше пищи своему уму и воображению, приохотите свой мозг к постоянному поиску новых образов, новой информации.

Вы освободите его неисчерпаемый потенциал, убедитесь, что насытить страсть к новому невозможно. Вы получите охоту к новой информации, к новым идеям — и перемены перестанут вас пугать.

БОЛЬШЕ ОБЩАЙТЕСЬ!

Обязательно обсуждайте с друзьями, коллегами, родными то, что вы прочли, увидели, узнали нового. Это поможет вам лучше это новое запоминать и понимать: одно дело — получить информацию, впечатления, эмоцию, совершенно другое — выразить ее словами, сделать доступной для восприятия другим людям.

ОБЩЕНИЕ ЗАСТАВИТ ВАШ МОЗГ ИСКАТЬ СЛОВА И ВЫРАЖЕНИЯ, УМЕСТНЫЕ ДЛЯ КАЖДОГО КОНКРЕТНОГО СЛУЧАЯ И КАЖДОГО КОНКРЕТНОГО СОБЕСЕДНИКА.

Это само по себе отличная тренировка. Так вы научитесь быть понятным, а значит — и понятым. Поскольку же общение — улица с двусторонним движением, то оно разовьет в вас и навыки понимания других людей, внимания к чужим мнениям, умение находить общие точки зрения и готовность аргументировано отстаивать свою собственную позицию.

Внимание: зачем оно нужно, как его использовать и тренировать

ВНИМАНИЕ — ЭТО СПОСОБНОСТЬ СОЗНАНИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНО ВОСПРИНИМАТЬ ИНФОРМАЦИЮ О ТОМ ИЛИ ИНОМ ОБЪЕКТЕ.

«Присмотритесь к этому (человеку, предмету, явлению) повнимательнее», — как часто мы можем слышать эту рекомендацию. Таким образом наше внимание обращают на совершенно конкретный объект, который нужно разглядеть, изучить, понять. Этот объект ВАЖЕН для нас.

Но не реже мы можем услышать и нечто иное: «Что же ты был таким невнимательным, не заметил такую деталь!» Подобное замечание указывает на то, что мы не смогли в большом потоке информации уловит нечто малоприметное, нечто такое, на чем наше внимание не могло сконцентрироваться, поскольку объект не был заранее определен, выбран.

В этом случае о внимании говорится как о способности человека воспринимать и фиксировать информацию о множестве объектов, важность которых неочевидна, не задана заранее. Помните персонажа басни Крылова, который в зоологическом музее рассмотрел всех самых мелких букашек, но слона — не заметил. Его внимание было нацелено исключительно на мелких насекомых и в этом случае оказалось чрезвычайно полезным. Но большой слон, который самими своими размерами, как сегодня говорят, «по умолчанию» должен был привлечь внимание этого посетителя, остался вне поля его внимания: слон не был заданным объектом восприятия.

Такое игнорирования «слона» — то есть не заданного заранее объекта внимания, который, однако, ПОТЕНЦИАЛЬНО ВАЖЕН и внимания заслуживает — позволяет нам назвать крыловского персонажа «невнимательным», хотя он тщательно изучил все «мелочи».

Таким образом, внимание правильнее будет определить как способность человека фиксировать в большом информационном потоке множество разнородной информации, не пропуская ничего потенциально важного, что позволяет ему отбирать действительно важные объекты и концентрироваться на восприятии информации о них.

Первая функция внимания — фиксирование и отбор разнородной информации в потоке — реализуется нашим мозгом непроизвольно, как бы «в автоматическом режиме».

Где бы мы ни находились, чем бы ни занимались, мозг постоянно получает огромный массив информации об окружающем пространстве, обо всем, что попадает в сферу восприятия наших органов чувств. Но абсолютное большинство этой информации не привлекает нашего внимания, не запоминается. Это и понятно: если бы мы начали запоминать все, что мы видим, слышим, обоняем, осязаем, ощущаем в каждый момент времени, наш мозг не выдержал бы такой нагрузки. Тем более, что в обыденной жизни почти вся информация, поступающая к нам, носит регулярный, привычный характер: один и тот же режим, та же дорога на работу и домой, те же люди вокруг и т.д.

Однако стоит нам почувствовать, что что-то меняется — и какая-то часть нашего внимания переключается на это изменение: движение, изображение, звук, запах, жар или холод, новый вкус во рту… Дело в том, что мозг воспринимает любое изменение как потенциальную опасность — это роднит нас с животными, чье выживание зависит от быстроты и четкости реакции.

С этого момента наше внимание становится произвольным, поскольку мы осознанно удерживаем определенный объект «в фокусе», позволяя нашему мозгу получать и анализировать необходимое количество информации о нем. Если объект не важен для нас (не представляет опасности или интереса) — он переходит в разряд «фона». Если же он опасен или интересен — мы изучаем его более пристально и детально, чтобы на основании полученной информации принять решение о том, что и как нужно делать: бежать или защищаться от опасности — либо каким-то образом использовать новый объект в собственных интересах.

Так мы подошли к выводу о том, что от нашего внимания зависит наша безопасность или успех (в работе, например, или в отношениях с людьми). Мысль банальная, но от того не менее актуальная.

ВНИМАНИЕ — ЭТО ВАЖНО! ЕГО МОЖНО НАТРЕНИРОВАТЬ, ИМ МОЖНО НАУЧИТЬСЯ УПРАВЛЯТЬ.

И этим повысить свою конкурентоспособность — совсем как в животном мире, из которого мы все вышли.

ВОТ НЕСКОЛЬКО УПРАЖНЕНИЙ НА РАЗВИТИЕ НЕПРОИЗВОЛЬНОГО И ПРОИЗВОЛЬНОГО ВНИМАНИЯ.

Одно из них описано в романе Р.Киплинга «Ким», герой которого — мальчишка-беспризорник, которого готовят для работы в качестве агента британской разведки в Индии. Разговаривая с ним, его учитель раскладывал на столе драгоценные камни. После беседы Ким ушел, но учитель, предварительно убрав одни камни и поменяв местами несколько других, позвал его снова и спросил, что изменилось в комнате. Ким должен был определить, что изменения произошли в том, как разложены на столе камни.

Варианты этого упражнения могут быть самыми различными. Вы можете попросить кого-нибудь поменять местами несколько предметов в привычной для вас обстановке и попробовать определить, что именно было изменено. Но то же самое можно проделать и в незнакомом месте: зайти впервые в комнату, попытаться запомнить, что где лежит, потом выйти из нее и, вернувшись, найти произошедшие изменения. Можно увеличить время отсутствия: от нескольких минут до нескольких суток. Попробуйте!

Другое упражнение направлено на борьбу с сильнейшим врагом внимания — привычкой. Старайтесь вносить разнообразие в самые обычные, рутинные дела. Самое простое — менять привычные маршруты из дома на работу и обратно, чаще бывать в незнакомых или малознакомых местах. В этом случае ваш мозг будет фиксировать больше деталей.

Старайтесь специально побольше их увидеть, рассмотреть: детали архитектуры домов, мимо которых лежит ваш путь, красоту деревьев и цветов, лица и костюмы встречных прохожих, оформление витрин… Это не только поможет выработать навыки внимания, но и наверняка доставит вам удовольствие, поскольку отвлечет от обыденных мыслей и позволит заметить что-то приятное.

Очень полезным, интересным и по-настоящему обогащающим упражнением может стать для вас внимательное отношение к явлениям и предметам искусства: книгам, фильмам, художественным полотнам, спектаклям, архитектурным памятникам. Тут очень важно понимание того факта, что во всем, что создано истинными художниками, нет ничего случайного.

Любая, даже самая незаметная, мелкая деталь была придумана, а затем включена в произведение, является частью общего замысла и несет в себе определенный смысл. Это значит, что на картине, в киноленте, на сцене, в облике здания значение имеет абсолютно все, и внимания заслуживает абсолютно все. Поэтому стоит приучать себя к пристальному и неспешному знакомству с каждым произведением, внимательному и вдумчивому отношению к деталям.

Попробуйте сфокусировать внимание на второстепенных персонажах, на «втором плане» — и вы увидите, сколько нового откроется для вас в каждой картине, в каждом фильме, в каждой скульптуре. Вы научитесь уважать их и их создателей, понимать язык созданных ими образов, научитесь получать самое тонкое наслаждение.

Параллельно с этим — да и в любой другой момент — днем или ночью, за работой или на отдыхе — весьма полезно выполнять такое упражнение: отрешитесь от всего, сосредоточьтесь на собственных ощущениях, попробуйте осознать, что чувствует в данный момент каждая часть вашего тела.

Наверняка, первое, что вы поймете — это неожиданную сложность дать себе самому полный отчет о собственном состоянии, самочувствии. Нет ничего сложнее, чем познать и понять самого себя — это известно издревле. Но нет и ничего более ценного.

НАУЧИТЕСЬ БЫТЬ ВНИМАТЕЛЬНЫМ К САМОМУ СЕБЕ, СВОЕМУ ТЕЛУ, СВОИМ ОЩУЩЕНИЯМ, СВОИМ ЭМОЦИЯМ, ДАЖЕ САМЫМ МИМОЛЕТНЫМ И НЕЗАМЕТНЫМ. ЭТО ДАСТ ВАМ ВОЗМОЖНОСТЬ ЛУЧШЕ ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ В ПРОИСХОДЯЩЕМ ВОКРУГ ВАС, СДЕЛАЕТ БОЛЕЕ ВОСПРИИМЧИВЫМ К ТЕМ САМЫМ ИЗМЕНЕНИЯМ, КОТОРЫЕ ОБРАЩАЮТ НА СЕБЯ ВНИМАНИЕ. НАКОНЕЦ, ЭТО ПОЗВОЛИТ ВАМ БЫТЬ БОЛЕЕ ВНИМАТЕЛЬНЫМ К ДРУГИМ ЛЮДЯМ, ЧТО ОБЛЕГЧИТ И ОБОГАТИТ ОБЩЕНИЕ.

Это горькое слово – потеря…

Потеря чаще всего происходит внезапно. Нельзя быть готовым потерять. Это неожиданно. Это больно. Это страшно. Можно много подбирать слов, характеризующих потерю, но словами будет тяжело выразить ту боль, которая разливается внутри и отчаяние.

А если эту потерю переживает ребенок? Если горевание по домашнему питомцу? Эти эмоции иногда намного острее, чем у взрослых.

Поговорим о том, что же это такое, проживание горя.

ПРОЦЕСС ГОРЕВАНИЯ, Т.Е. РАБОТА ГОРЯ – ЭТО ОГРОМНАЯ ВНУТРЕННЯЯ РАБОТА, КОЛОССАЛЬНЫЙ ДУШЕВНЫЙ ТРУД ПО ПЕРЕРАБОТКЕ ТРАГИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ.

ГОРЕВАНИЕ – ЭТО НОРМАЛЬНЫЙ, ЕСТЕСТВЕННЫЙ ПРОЦЕСС, НЕОБХОДИМЫЙ, ЧТОБЫ ОТПУСТИТЬ ПОТЕРЮ ИЛИ ОПЛАКАТЬ СМЕРТЬ.

Но, как и везде, горевание бывает «нормальным» и «патологическим».

Что характерно для нормального горевания? Здесь развитие переживаний происходит по нескольким стадиям с набором определенных симптомов и реакций, характеризующих каждую стадию.

  1. 1.ОТРИЦАНИЕ– самая первая и часто рефлекторная реакция на потерю. Чтобы человек адекватно воспринял весть, необходимо его предупредить о сложном, тяжелом разговоре, дать возможность «подготовиться» и «собраться» перед встречей с «опасностью». Не вываливайте известие на человека без предупреждения. Само сообщение лучше сказать одной фразой и следить за способностью человека слушать и продолжать речь только тогда, когда увидите, что человек готов к продолжению. В такой момент эмоции захватывают человека, и он может не слышать вас.

Любые попытки в чем-то убедить в этот момент вызовут мощное сопротивление. Может начаться «война мнений» за право определить, что же больнее и острее может еще быть.

Застревание на этапе потери может произойти из-за обесценивания потери близкими. Например, детям часто объясняют, что их любимый (умерший) питомец просто ушел гулять и не вернулся, т.е. ни с того ни с сего порвал важную привязанность в своей жизни. Получается, внезапно исчезать навсегда и без причин – обычное дело.

На этом этапе может казаться, что, отмахнувшись от гонца с плохой вестью, можно отменить потерю. Или, что если потеря не чувствуется, не ощущается, то, может быть, ее и нет?

 Сознание не пускает мысли о чьей-то смерти, оно защищается от боли, которая грозит разрушением и не хочется верить в то, что жизнь теперь изменится.

Отрицание – это естественный защитный механизм, который поддерживает иллюзию, что мир неизменен, что измениться мир может только следуя за нашими «да» или «нет».

Но постепенно сознание принимает потерю и боль, следующую за этим и тогда внутренне пространство, которое, казалось бы, в этот момент стало вдруг пустым, начинает заполняться эмоциями.

  1. 2. АГРЕССИЯ – НЕГОДОВАНИЕ, АГРЕССИВНОСТЬ, ОБВИНЕНИЕ В ПОТЕРИ СЕБЯ, БЛИЗКИХ, ВРАЧЕЙ И Т.П.

На этой стадии человек может заниматься самобичеванием или винить окружающих. Эмоций очень много в стадии агрессии, ощущение несправедливости, чувство вины, злость, чувство невозможности дальнейшего существования, все это – естественный процесс переживания утраты. Когда эти эмоции найдут выход, накал снизиться, наступит следующая стадия.

  1. 3. СТАДИЯ ДЕПРЕССИИ (СТРАДАНИЯ, ДЕЗОРГАНИЗАЦИИ) – ТОСКА, ОДИНОЧЕСТВО, УХОД В СЕБЯ, ОЩУЩЕНИЕ ПОТЕРИ.

Именно на этой стадии происходит наибольшая работа по проживанию горя. Здесь сквозь страдания человек ищет смысл произошедшего, переоценивает ценности, постепенно отпускает отношения с умершим, прощая его и себя.

Это период самой острой и долгой душевной боли, наибольших страданий, со множеством странных мыслей и пугающих эмоций. В этом периоде встречаются ощущение пустоты, брошенности, одиночество, страх, тревога, беспомощность.

От такой боли и потери щемит в груди, хочется упасть, свернуться в позу эмбриона и плакать навзрыд. И именно эти действия нужны, чтобы прожить боль, изжить ее и получить частичное облегчение. Этот плач не управляется сознанием, его нельзя остановить ни обещаниями, ни утешениями. У этого плача нет цели, кроме как выразить свою боль.

В эти моменты память прикрывает неидеальные моменты общения с ушедшим, показывая только самые яркие, самые положительные, усиливая этим остроту переживаний. Именно в эти моменты приходит понимание того, как было хорошо, было счастливо и как это не ценилось.

На этом этапе в общении с окружающими может появиться излишняя раздражительность, желание уединиться, повышенная плаксивость, снижение концентрации внимания, деятельность теряет свою целенаправленность.

Это очень важный момент в переживании горя. В нашем сознании есть незавершенные дела с близким ушедшим человеком, нереализованные замыслы, непрощенные обиды, несказанные слова. В проработке этих связей и заложена работа горя по перестройке отношения к умершему.

Как это ни странно, но боль вызывается самим горюющим. Так как в остром горе не умерший уходит от нас, а мы уходим от него. Отрываемся от него или отталкиваем его от себя. И именно этот уход, отрыв собственными руками и доставляет наибольшую душевную боль. Человек переживает и горюет, физически ощущая удаление и отрыв.

Но боль утраты, боль ухода – это не только боль потери, это и боль рождения нового.

  1. 4. СТАДИЯ ПРИНЯТИЯ— жизнь постепенно входит в свою колею, а переживание горя происходит в приступообразной форме. Сначала приступы могут быть частыми, но со временем они становятся более редкими. Поводом для таких приступов становятся какие-то общие даты, традиционные события (день рождения впервые без него, новый год впервые без него и т.п.) или события обыденной жизни (пришло письмо на его имя и т.п.).

Эта стадия длится примерно год. За это время все события происходят и начинают повторяться снова, а отношения к ним становится не таким острым. Может быть поэтому во многих религиях на траур отводится один год.

За этот период утрата входит в жизнь, человек решает множество новых задач, связанных с материальными и социальными изменениями. А воспоминания об умершем постепенно становятся освобожденными от боли, от чувства вины, обиды, несправедливости.

5.СТАДИЯ ЗАВЕРШЕНИЯ (ВОССТАНОВЛЕНИЯ)

–в этой стадии, когда потеря осознанна, человек готов вернуться к жизни. Образ умершего должен занять определенное место в личной истории, в памяти горюющего, вызывающий светлую грусть.

Продолжительность проживания горя определяется тем, насколько успешно человек вновь приспосабливается к окружающему миру, в котором больше нет потерянного лица и образовывает новые связи и отношения.

Большим препятствием при нормальном проживании горя может стать избегание проявления эмоций, стремление избежать сильного страдания. В таких случаях может произойти застревание на каком-то одном этапе проживания горя и появление болезненных реакций.

Детский аутизм

ДЕТСКИЙ АУТИЗМ

Детский аутизм – это расстройство, вызванное нарушениями в развитии головного мозга и характеризующееся выраженным дефицитом социального взаимодействия на фоне ограниченности интересов и стереотипности повторяющихся действий.

Ребенок-аутист крайне мало общителен. У него заметны задержки и нарушения в развитии речи, а также других коммуникативных функций. Такой ребенок не реагирует на обращенные к нему вопросы, вообще избегает разговоров. Если он и пользуется речью, то крайне неохотно, используя одни и те же фразы и штампы. Однако, оставшись в одиночестве, он может начать повторять недавно услышанные слова, предложения, комментировать собственные действия.

Для детей-аутистов характерна глубокая поглощенность повторяющимися жестами или действиями: они могут подолгу раскачиваться, подпрыгивать, размахивать руками. Они привержены однажды усвоенным стереотипам в поведении, в занятиях, играх. При этом любые изменения, нововведения вызывают с их стороны противодействие.

КАК РАСПОЗНАТЬ РЕБЕНКА-АУТИСТА

Аутизм может быть диагностирован у детей возрастом до двух с половиной – трех лет. Зачастую аутисты – это привлекательные малыши с задумчивым лицом. Они не любят, чтобы их брали на руки, «тискали», не отвечают улыбкой или смехом на такие ласки и проявления любви. С ними практически невозможно установить контакт глазами – они не любят разглядывать людей, не интересуются их эмоциями. Они вообще демонстрируют неспособность устанавливать эмоциональны связи. Говорить они начинают с большой задержкой. В некоторых случаях речь может полностью отсутствовать либо исчезать.

Не менее характерными симптомами являются однообразие и стереотипность поведения, приверженность неизменным привычкам. Ребенок-аутист чувствует себя комфортно только тогда, когда одни и те же события происходят в одно и то же время, одни и те же вещи находятся в неизменных местах и т.п.

Весьма характерно поведение аутистов в играх: в них они не моделируют поведение людей или животных, не стремятся что-то создать, реализовать свои фантазии, как-то отобразить увиденное или придуманное. Они предпочитают играть с песком, с водой, — с теми материалами, которые можно долго и спокойно перебирать, пересыпать. Аутисту нужно, чтобы предметы, с которыми он играет, не имели своей «индивидуальности», четких характеристик (форма, размер), которые задавали бы правила и способы игры с ними (например, большие кубики, куклы, наборы различных машинок).

Также отличительной чертой аутичного поведения является нетипичная реакция на сенсорные  раздражители (прикосновения, звуки), на боль: такие дети могут либо не замечать их или реагировать слишком слабо, как бы «неохотно», — либо, напротив, излишне сильно, с крайним раздражением.

Подобное раздражение, даже ярость, может возникать внезапно, неспровоцированно. При подобных приступах ребенок может громко, истерично кричать и биться, направляя агрессию как вовне, так и против самого себя, что может приводить к травмам.

ПРИЧИНЫ ДЕТСКОГО АУТИЗМА

До сих пор причины возникновения детского аутизма остаются во многом загадкой для специалистов. Однако накопленные клинический опыт и экспериментальная база позволяют выделит несколько основных гипотез. Среди них:

— слабость инстинктов и аффективной сферы;

— блокада информации, связанная с расстройствами восприятия;

— нарушения, связанные с переработкой слуховых впечатлений, что ведет к блокаде контактов;

— нарушение активирующего влияния ретикулярной формации ствола мозга;

— нарушение в функционировании лобно-лимбического комплекса, которое провоцирует расстройство поведения;

— нарушение в обмене серотонина и функционирования серотонинергических систем мозга;

— нарушения в парном функционировании полушарий головного мозга.

Кроме того есть основания полагать наличие генетической предрасположености к аутизму, поскольку установлено, что в семьях, где кто-либо из старших страдает аутизмом, это заболевание встречается чаще, чем в среднем среди населения.

Ранний детский аутизм бывает связан с органическими расстройствами головного мозга, вероятна также его связь с особенностями внутриутробного развития, с протеканием родов.

КЛАССИФИКАЦИЯ ДЕТСКОГО АУТИЗМА

По степени тяжести развития болезни специалисты выделяют четыре группы.

Наиболее легкие проявления детского аутизма характерны для четвертой группы. Наиболее типичные черты поведения детей, которых можно отнести к ней, — это повышенная уязвимость, самоуглубленность, нежелание идти на контакт, большие затруднения во взаимодействии с внешним миром.

У детей третьей группы отмечают постоянное стремление уйти от контактов с окружением в собственный внутренний мир. На этой стадии проявляются такие особенности поведения, как стереотипность занятий, повторяемость действий. При этом ребенок постоянно находится в мрачном, безрадостном настроении, все его интересы также окрашены в подобные тона.

Вторая группа отличается все более активным и даже агрессивным отторжением любого «излишнего» внешнего воздействия, любых нарушений привычного хода вещей. Круг контактов ребенка максимально сужается, он не выходит за пределы самого близкого окружения. Стереотипность и повторяемость действий и речи усиливается, равно как и избирательность в еде, одежде, занятиях. Усиливаются страхи, сопровождающиеся истеричной реакцией, агрессией, в том числе направленной против себя.

Наиболее тяжелые проявления аутизма присущи детям первой группы. Они же наименее адаптированы к жизни. Ребенок первой группы практически полностью углублен в самого себя, почти никак не взаимодействует с внешним миром. При любом контакте он испытывает дискомфорт, он всемерно избегает их. Даже самым близким ему людям зачастую не удается добиться от него слова, взгляда, улыбки. Он может стать нечувствительным к явным неудобствам, при условии, что они привычны.

АДАПТАЦИЯ ДЕТЕЙ-АУТИСТОВ И ЛЕЧЕНИЕ АУТИЗМА

Важно знать, что синдром детского аутизма поддается коррекции. Для этого нужно постоянное взаимодействие специалистов-психологов и родителей, всех родных больного ребенка. Чем раньше будет поставлен правильный диагноз и начата коррекционная программа, тем быстрее и легче будет наладить социальное взаимодействие малыша с окружающими, его адаптацию к внешнему миру.

Основными направлениями коррекционной работы с аутичными детьми являются:

— лечение нарушений поведения;

— семейная терапия;

— медико-психолого-педагогическая коррекция.

Лечение детского аутизма  — сложнейший процесс, который требует применения комплексных разноплановых лечебно-реабилитационных мероприятий на основе психологических и биологических методов.

Нужно помнить, что наиболее эффективную психологическую и медико-педагогическую помощь ребенку возможно оказать до возраста 7 лет, когда закладываются базовые характеристики личности.

Медикаментозное лечение продуктивно в возрасте до 7 лет, после чего препараты оказывают симптоматическое действие. При этом его эффективность зависит от множества факторов, в том числе, от интенсивности лечебно-реабилитационной работы.

В настоящее время крайне актуальной является задача социальной адаптации детей, страдающих аутизмом. Такие дети должны быть отнесены к группе с особыми образовательными потребностями. Их социальная реабилитация возможна при внедрении модели интегративного (инклюзивного) образования, для успешного внедрения которой необходимо выполнение следующих требований:

— проявления аутизма необходимо диагностировать на самых ранних стадиях,

— обучение и адаптация детей-аутистов должны сопровождаться постоянным мониторингом их психического состояния, что должно обеспечить оказания им при необходимости своевременной медицинской и психологической помощи,

— педагоги, работающие в системе инклюзивного образования, должны иметь соответствующую квалификацию, обладать необходимым уровнем знаний о психопатологии, чтобы успешно работать с такими детьми.

Нервная (психогенная) анорексия

Анорексия в переводе с греческого означает «отсутствие аппетита». Человек, подверженный анорексии, не испытывает желания есть — вплоть до отвращения к пище, хотя физиологическая потребность в питании сохраняется.

Анорексия может сопровождать множество заболеваний, поражающих нервную, эндокринную пищеварительную системы. Она, как правило, сопутствует отравлениям. Некоторые инфекционные заболевания, а также опухоли также могут вызывать ухудшение аппетита вплоть до анорексии — его полного отсутствия.

Однако природа нервной, или психогенной, анорексии не связана с какими-либо другими заболеваниями. Она является результатом сознательных действий человека — целенаправленного ограничения приема пищи или полного отказа от еды.

Нервная анорексия (anorexia nervosa) была впервые описана еще в 1873 году. В настоящее время ее не считают заболеванием в строгом смысле этого слова: по Международной классификации она относится не к невротическим расстройствам, а к «поведенческим синдромам». Если учитывать, что синдром — это патологический признак, нервную анорексию можно считать патологическим изменением поведения.

Наибольшая опасность этой патологии заключается в том, что она может привести к необратимым изменениям систем жизнеобеспечения организма, их дистрофии и как следствие — к инвалидности на всю жизнь.

К сожалению, нервную анорексию крайне трудно правильно диагностировать, поскольку люди, подверженные ей, тщательно скрывают свое состояние не только от посторонних, но даже от родных. Как правило, на начальной стадии изменения в поведении людей остаются без внимания со стороны окружающих. Только заметная потеря массы тела становится причиной беспокойства, но и в этом случае истинная природа болезни зачастую остается невыясненной.

КТО ПОДВЕРЖЕН НЕРВНОЙ АНОРЕКСИИ?

Многолетние наблюдения свидетельствуют, что проявления нервной анорексии наиболее характерны для людей в возрасте от 15 до 20—23 лет, причем подвержены ей в подавляющем большинстве женщины. Вместе с тем нервная анорексия может встречаться как у детей в предпубертатный период, так и у людей среднего возраста (у некоторых женщин она может возникнуть вплоть до наступления менопаузы).

В последние годы многие врачи в России и за ее пределами с тревогой констатируют, что патологические изменения поведения, характерные для нервной анорексии, встречаются все чаще. Точной статистики на этот счет пока нет, однако справедливость опасений специалистов косвенно подтверждается регулярной публикацией в СМИ материалов о молодых людях (чаще всего — девушках), которые добровольно насилуют свой организм, доводя его истощения. Нередко это наносит тяжелый или даже непоправимый вред здоровью, а иногда заканчивается трагически.

ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НЕРВНОЙ АНОРЕКСИИ

Как и в случае других патологических изменений поведения, психогенная анорексия не имеет какой-то одной, четко определяемой причины. Но, как свидетельствует ее название, она вызывается рядом психологических факторов.

Хотя специалисты воздерживаются от однозначных формулировок, мы, тем не менее, осмелимся предположить, что одна из основ возникновения нервной анорексии заключается в особенностях развития личности. В частности, речь идет о таких параметрах, как заниженная самооценка, несамостоятельность суждений, зависимость от задаваемых извне стереотипов, стремление соответствовать неким идеалам. Причины же возникновения и развития этих психологических характеристик личности чаще всего кроются в недостатках воспитания в семье, дисгармонии во внутрисемейных отношениях и т.п.

В качестве иллюстрации некоторых механизмов возникновения психогенной анорексии можно привести следующие примеры.

1. Девочка-подросток, которая не может адекватно оценить метаморфозы, происходящие с нею в период полового созревания.

Если у нее отсутствует постоянный и доверительный контакт с родителями (особенно с матерью) и при этом ее интересы и ценностные установки в значительной степени задаются требованиями соответствия модным «стандартам» внешней красоты, следовать моделям поведения «звезд», — в этом случае возникающее недовольство своим внешним видом в сочетании с подростковыми идеализмом и бескомпромиссностью могут подтолкнуть ее к принятию «кардинальных мер». Такая девочка (девушка) может решиться «взять в свои руки» процессы формирования собственной внешности и во имя приближения к обожаемому «идеалу красоты» отказаться от полноценного питания.

Очень часто «спусковым крючком» в подобной ситуации служат нечуткость и нетактичность взрослых (родителей, педагогов), а также грубость, насмешки сверстников. Любые критические (или понимаемые как критические) высказывания или замечания по поводу внешнего вида, фигуры, полноты, соответствия «стандартам» могут заставить подростка пойти на шаги, чреватые весьма негативными последствиями для его (ее) здоровья.

Следует заметить, что подобное изменение поведение может встречаться и среди взрослых женщин.

2. Девушка или юноша — подростки, которые из любопытства, стремления выделиться или под влиянием моды решают отказаться от употребления в пищу тех или иных продуктов, чаще всего — животного происхождения: мяса, молока, яиц и т. п. При этом широкое распространение вегетарианской или «веганской» субкультур обеспечивает им (вернее, создает видимость) приемлемого уровня социализации (единство интересов в группе единомышленников, заинтересованное и активное общение с ними и т. п.).

Такая ситуация также характерна не только для молодежной среды; сегодня не редки случаи, когда в подобные субкультуры уходят и взрослые мужчины, и женщины, сознательно отказывающиеся от полноценного, физиологически обусловленного питания.

3. В отдельных случаях нервная анорексия возникает как прямой результат неправильного воспитания, в частности, отношения к еде. Описаны случаи, когда в семьях при каждом приеме пищи велся тщательный учет потребленных калорий, витаминов и т. д. Такой «технологичный» подход формировал у детей отторжение и, как следствие, отвращение к пище как таковой.

4. Нередко основы анорексии закладываются в грудном возрасте, когда изменяется режим кормления малыша, начинается его прикорм. Дети могут по-разному реагировать на него, если же ребенок отказывается есть новую для него пищу, родители часто стремятся накормить его насильно, буквально «запихивая» ему в рот не понравившееся ему кушанье. Это может привести к анорексии как защитной реакции и сформировать отрицательный условный рефлекс на еду. Схожий результат может получиться и в случае, если родители заставляют ребенка есть строго по часам «во что бы то ни стало», не обращая внимания на его реакцию.

Любая ситуация, при которой еда вызывает негативные эмоции у ребенка, исподволь воспитывает в нем отвращение к приему пищи и потенциально чревата возникновением нервной анорексии.

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ НЕРВНОЙ АНОРЕКСИИ

Специалисты выделяют четыре этапа развития нервной анорексии.

1. На первом (инициальном) этапе возникает и оформляется недовольство собственным внешним видом, фигурой; зачастую этому сопутствует неудовлетворенность другими недостатками внешности (как правило, мнимыми или преувеличенными).

Этот этап может длиться 2-3 года и, как правило, остается незамеченным ни окружающими, ни родителями. Он не сопровождается постоянными ограничениями в приеме пищи, чаще всего дело ограничивается отдельными попытками «исправить фигуру», обращениями к различным диетам. Со временем большинство людей успешно преодолевают дискомфортные ощущения этого периода и продолжают нормальную жизнь.

2. Однако если этого не произошло и недовольство собственным телом осталось и усиливается, поведение человека начинает меняться существенным образом, и расстройство переходит во второй этап — анорексический.

Неудовлетворительные результаты «полумер» заставляют переходить к более действенным шагам, а именно — к активному похуданию. Для поведения на этом этапе характерны интенсивные занятия спортом (вплоть до изнеможения) при одновременном значительном сокращении приема пищи, прежде всего — калорийной, содержащей жиры и углеводы

Итогом этих усилий становятся потеря массы тела на 20—50%, что зачастую сопровождается травмами, а также проблемами сердечно-сосудистой системы, вызванными непрерывными физическими занятиями.

Очень важно, что, как правило, на этом этапе нервная анорексия как сознательное ограничение приема пищи не сопровождается фактической анорексией, т. е. отсутствием аппетита. Периодически (чем дальше — тем реже) человек испытывает мучительный голод. Не в силах с ним справиться, он соглашается поесть, но при этом стремится добиться того, чтобы пища не усваивалась: вызывает рвоту, принимает слабительные и мочегонные препараты.

Все это нарушает естественные процессы в организме, приводит к дисфункциям различных органов, появлению болей в животе. Кроме того, психика человека испытывает сильные травмы, закрепляется отрицательный условный рефлекс на еду, возникает негативное отношение к любым действиям, способным помешать достижению желанной цели — похудению. В качестве «побочных эффектов» можно назвать деградацию семейных отношений, социальных связей, различные невротические расстройства (вспыльчивость, раздражительность), изменения характера (появление и усиление истерических реакций), закрепление постоянного страха съесть что-нибудь лишнее.

Вместе с тем важной отличительной чертой этого периода является сохраняющаяся активность, трудоспособность человека.

3. Третий этап наступает после «успешного» прохождения предыдущего. Человек теряет от 30 до 50 процентов и более своего веса. В его организме возникают глубокие органические изменения, которые затрагивают внутренние органы и эндокринную систему. Этот этап называется кахектический (греч. — болезненный).

Человек становится похож на «живой скелет»: наблюдается резкое истощение, исчезает подкожный жир, кожа истончается, мышцы атрофируются, температура тела снижается, артериальное давление падает, как и содержание сахара в крови. Нарушается работа сердца, желудочно-кишечного тракта. Снижается функция щитовидной железы, возможна атрофия матки и придатков. Менструации отсутствуют.

На смену повышенной психической активности второго этапа болезни приходит вялость, слабость, быстрая утомляемость. Человек теряет трудоспособность, проводит основную часть времени в постели.

Однако он не замечает своей крайней истощенности. Он, скорее всего, будет доволен достигнутым результатом, настаивая при этом на необходимости по-прежнему бороться против «лишнего веса». Все это свидетельствует о серьезных изменениях в восприятии собственного тела, в психике вообще.

Поскольку на этом этапе практически каждый прием пищи сопровождается болями, существует реальная опасность гибели больного от истощения из-за полного отказа от еды. Хотя, справедливости ради, нужно подчеркнуть, что случаи смертельных исходов при психогенной анорексии весьма редки.

На этом этапе существует опасность, связанная с тем, что больному может быть поставлен ошибочный диагноз, в соответствии с которым он будет госпитализирован в непрофильные отделения, например, терапии, гастроэнтерологии или эндокринологии. Действенно помочь больным нервной анорексией могут только специалисты психиатры.

4. Четвертый этап нервной анорексии — редукция (обратное развитие). Он продолжается 1—2 года и, как правило, первоначально проводится в психиатрическом стационаре. Чем раньше осуществляется госпитализация, тем больше шансы на скорейшее выздоровление.

Главное в лечении этого недуга — психотерапия, правильно подобранное дробное питание (частое и малыми дозами), назначение общеукрепляющих и психостимулирующих средств.

В случае правильного лечения больные в течение 1—2 месяцев выходят из кахексии и набирают в весе до 10—15 кг. Нормализация менструального цикла продолжается примерно до года, после чего обычно происходит постепенная нормализация психического состояния.

Однако следует учитывать, что в течение нескольких лет после стабилизации состояния больного возможен рецидив (возврат болезни), который может потребовать повторной госпитализации. По данным большинства российских и зарубежных специалистов, рецидивы наступают у тридцати процентов пациентов.